Райнер Мария Рильке

Книга образов
Первой книги вторая часть

Содержание

по-украински: Першої книги друга частина

По-немецки Перевод Переводчик Источник
Bangnis Испуг Евгений Борисов  
Herbst Осень Сергей Петров  
Осень Евгений Борисов  
Осень Владимир Летучий  
Abend in Skåne Вечер в Сконе Владимир Полетаев  
Abend Вечер Евгений Витковский  
Вечер Евгений Борисов  
← Первой книги первая часть Второй книги вторая часть →

Испуг

(Перевел Евгений Борисов)
В пустом лесу осеннем птичий вскрик,
в пустом лесу бессмысленно звучащий,
готов исчезнуть в тишине, но в миг,
из ничего творящий птичий крик,
он расстилается над чащей,
над всей землей, широк, как небо. Ветер
и облако, что было им гонимо,
застыли недвижимо в этом звуке,
как птицы, пойманные в сети.
И даже время, что стремилось мимо
вещей, как будто замерло в испуге,
как будто слыша голос смерти.

Осень

(Перевел Сергей Петров)
Как бы из дали падают листы,
отмахиваясь жестом отрицанья,
как будто сад небесный увядает.

А ночью в одиночество впадает
земля, упав из звездной темноты.

Все падаем. Так повелось в веках.
Глянь, рядом падает рука небрежно.

Но Некто есть, кто бесконечно нежно
паденье это держит на руках.

Осень

(Перевел Евгений Борисов)
Весь день кружатся, падают листы,
как будто бы небесные сады
их сбрасывают на поля

земли. А ночью падает земля,
что тяжела. И тяжек свет звезды.

И тяжесть разливается в глазах.
Мы падаем. Падение безбрежно.

Но кто-то держит бесконечно нежно
паденье наше в бережных руках.

Осень

(Перевел Владимир Летучий)
Листва на землю падает, летит,
точь-в-точь на небе время листопада,
так падает, ропща среди распада;

и падает из звездного каскада
отяжелевшая земля, как в скит.

Мы падаем. И строчки на листы.
Не узнаю тебя среди смещенья.

И все же некто есть, кто все паденья
веками держит бережно в руках.

Вечер в Сконе

(Перевел Владимир Полетаев)
Парк высоко. И словно бы из дома
я выхожу, дорогу узнаю
в просторный вечер, в распростертый ветер.
Вдоль облака иду и водоема,
и мельницы, плывущей на краю
небес, среди которых я сегодня
не более как вещь в руке Господней,
быть может наименьшая.
			Взгляни —
все это разве небеса одни?
В разливах зыбких белизны и черни
блаженная всплывает синева,
а поверху, приметное едва,
почти неразличимое свеченье
огня закатного.

		Чудесный строй,
что держится и движется собой,
творящий в непонятном распорядке
фигуры странные, крыла и складки,
и, наконец, врата, в такой дали,
какую птицы знать одни могли.

Вечер

(Перевел Евгений Витковский)
Одежды вечер медленно сменяет,
ложась на ветви сада бахромой;
ты смотришь, как миры на небе тают —
один вознесся, падает другой;

и ты покинут на земле знакомой,
навек не присягнувший никому:
ни сумраку умолкнувшего дома,
ни свету звезд, поднявшихся во тьму, —

и нет дороги для тебя иной,
чем, осознав и очертив границы,
в большой и тесной жизни становиться
попеременно камнем и звездой.

Вечер

(Перевел Евгений Борисов)
Одежды вечера прозрачны и нежны.
Ты видишь в тишине его преображенье.
И пред тобою две расходятся страны:
одна парит, в другой — все тяжесть и паденье.

Ты не принадлежишь ни той, ни этой: ты
не темен, как твой дом, молчащий за спиною,
впитавший ночь уже, — но первой свет звезды
собрав в ладонях, ты не станешь сам звездою.

И твоя жизнь, как тень вечерняя длинна
и боязлива, вдруг тебе предстанет вестью
еще не понятой, когда в тебе она
уподобляется то камню, то созвездью.